Пятница, 2017-11-24, 4:05 PM
SITE LOGO
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная страница Регистрация Вход
Меню сайта

Начало » 2008 » Июнь » 23 » Жизнь в путинской России ("The Washington Post", США)
Жизнь в путинской России ("The Washington Post", США)
В 2007 году, 9 ноября, во время спецоперации в деревне Чемульга, что в республике Ингушетия, российские спецназовцы застрелили человека по имени Рахим Амриев. По словам свидетелей, его застрелили в голову, а рядом с его телом положили автомат. А затем - и это видели десятки жителей деревни, выбежавшие из своих домов - бронетранспортером солдаты разрушили стену однокомнатного дома, в котором он жил, и объявили, что он погиб в перестрелке.

Вы, наверное, спросите, откуда у меня такая уверенность - что Амриев не стрелял в ответ, что он не был террористом, что автомат принадлежал не ему? Да, уверенность у меня есть. Уверенность абсолютная. Потому что Рахиму Амриеву было шесть лет от роду.

Самая поразительная вещь в повседневной жизни России Владимира Путина (и давайте не будем притворяться: кого бы, предварительно отобранного лично Великим, ни выбрали президентом, это по-прежнему путинская Россия) - это невероятный разгул коррупции в судах, в полиции, в специальных войсках - во всех институтах, созданных для поддержки и укрепления закона и порядка в демократической стране, а в нынешнем российском государстве превратившихся в пожирающую его раковую опухоль. Вот еще несколько примеров:

Двадцатого мая 2005 года в Москве автомобиль, за рулем которого сидел сын министра обороны Сергея Иванова, насмерть сбил переходившую улицу по переходу 68-летнюю Светлану Беридзе. Ее ударило с такой силой, что тело подлетело высоко в воздух, а в сумке оказались раздавлены даже ключи. Против министерского сына не было возбуждено уголовное дело; его отец публично заявил, что в результате инцидента тот 'испытал физические и нравственные страдания'. Более того, власти начали расследование в отношении зятя погибшей, якобы за попытку нападения на сына Иванова - явно с целью запугать ее семью.

В прошлом году, 10 сентября, москвичка Татьяна Труфанова с семьей ехала на дачу в своих стареньких 'Жигулях'. Вдруг на ее полосу сломя голову вылетел навстречу кортеж председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева. Одна из машин сопровождения протаранила машину Труфановой, но, как рассказывают очевидцы, судья так и поехал дальше, предоставив своим прислужникам разбирать окровавленные тела и груды искореженного металла. И полиция, не моргнув глазом, объявила, что Труфанова сама 'ехала по встречной полосе' - то есть, если бы она выжила, то ее бы судили. А когда разгневанные свидетели начали выкладывать в интернет видеоролики, на которых ясно было видно, что не по своей стороне ехал именно кортеж, главный следователь сказал, что у него нет доступа в интернет.

Я лично наблюдала еще одну аварию - буквально через неделю после того, как Татьяна Труфанова погибла под колесами правосудия - на главной правительственной трассе Москвы, знаменитом Кутузовском проспекте. Серебристый 'Лексус' на скорости около 150 километров в час вылетел из крайней левой полосы и пересек четыре полосы встречного движения, врезавшись в несколько машин. Я ехала чуть сзади: такое впечатление, что в этот дождливый сентябрьский день дождь шел на самом деле из осколков металла и стекла. Через час я узнала, что за рулем 'Лексуса' была 27-летняя женщина без определенных занятий, а в машине с ней был заместитель министра экономического развития.

Я узнала об этом от моего знакомого Павла. Он знал разбившегося замминистра и тут же поехал на место. Тот был уже мертв; женщина была без сознания - от лекарств или от боли. А сержант, бодро обозревая кучу трупов, которую девушка оставила после себя, по-деловому спросил Павла: 'Ну что, как будем решать проблему?'. Судя по всему, 'проблему' решили: против водительницы так и не было выдвинуто никаких обвинений.

Странно, но факт: от наказания могут уйти не только министры, их жены, дети и любовницы - но и высокооплачиваемые накокаиненные проститутки, если в их черных записных книжках есть координаты важных людей.

Преступления в России вообще практически не расследуются. В мае прошлого года в лесу около Москвы был найден труп четырехлетней Насти Мокряковой с перерезанным горлом. И что, как вы думаете, заявила полиция? 'Ребенок заблудился в лесу и умер от истощения'. Месяцем позже в подмосковном Томилино какой-то маньяк задушил десятилетнюю Настю Бутенкову - и первое, что заявили полицейские, найдя девочку на лестнице со спущенными трусиками - что она нечаянно задушила себя сама. В конце концов оба убийства были расследованы, но только после громких возмущений общественности.

И дело ведь не в том, что не расследуются только убийства, жертвы которых бедны. Шестого декабря 2006 года известный банкир Олег Жуковский, работавший с крупнейшими клиентами государственного банка ВТБ, погиб на своей загородной даче. По сообщениям прессы, убийцы связали руки жертвы за спиной, надели ему на голову целлофановый пакет и сбросили его в бассейн. Но, поскольку перед смертью его еще и заставили, судя по всему, написать записку о самоубийстве, полиция сразу же возопила: 'Так это он сам!' Трудно поверить, но нежелание расследовать убийство известного банкира - это совершенно не влияние государства и не какая-нибудь политика. Просто полиция не хочет лишний раз беспокоиться.

Но есть, конечно, преступления, которые расследуются до конца. Одного моего знакомого обвинили в том, что он передал лидеру чеченских террористов 20 миллионов долларов. Еще один человек, которого я знаю лично, обвинялся в попытке приватизации воздушного пространства над Северным Ледовитым океаном. О третьем прокурор написал, что его банк собирался устроить революцию и свергнуть Путина. И единственное, что между этими тремя людьми есть общего - они все фигурируют в списке ста самых богатых людей страны в журнале Forbes.

Четвертый мой знакомый не входит в этот список - он просто строит многоэтажный дом в южном городе Махачкале. Ему позвонил местный прокурор и спросил, на какую скидку он может рассчитывать при покупке квартиры. 'Двадцать процентов', - ответил тот, после чего прокурор открыл уголовное дело, перевернул вверх дном всю компанию, позвонил еще раз и потребовал 50-процентную скидку.

Наследие советского прошлого? Ничуть не бывало. В Советском Союзе преступников бросал в тюрьмы так же, как и диссидентов. Наследие бывшего президента Бориса Ельцина? При Ельцине не было ничего подобного. Это -как раз отличительная черта природы путинского режима.

Именно при Путине российских бизнесменов превратили в жертв, на которых охотятся люди в погонах. Кто жертвы? Директор нефтяной компании Михаил Ходорковский, в 2005 году приговоренный к восьми годам тюрьмы по обвинению в уклонении от уплаты налогов, и его компания "ЮКОС", распроданная по кускам правительством после его ареста. Кто охотник? Тогдашний президент Путин.

Право совершить преступление стало очередной привилегией чиновника. Никто не будет наказан, если жертва преступления сама не поднимет шум. Если жертва апеллирует к общественности, ее обязательно жестоко наказывают. Сам факт апеллирования к общественности считается противостоянием режиму. А кто установил такие правила игры? Кто никогда не наказывает своих друзей? Путин.

По республике Ингушетии бродят команды смерти, расстреливающие людей. Людей расстреливают в присутствии свидетелей - в общественных местах, на рыночных площадях, на автобусных остановках, а затем на трупы кладут автоматы, фотографируют и выдают за 'убитых террористов'. В некоторых случаях толпа защищает тех, на кого собираются напасть. Были случаи, когда местные ингушские полицейские почти до смерти избивали русских палачей. Кого убивают? Тех, кто внесен в так называемые 'списки ваххабитов', составленные по указанию ФСБ, наследницы КГБ, в 2002 году, вскоре после резни в московском театре, когда чеченские террористы взяли в заложники публику, а при штурме здания российским спецназом погибло 130 человек.

А кто отдал приказ о составлении этих списков? Кому могла прийти в голову мысль, что для борьбы с распространением терроризма по всему Северному Кавказу исламских фундаменталистов нужно уничтожать подчистую - за убеждения, а не за совершенные ими преступления? Такой приказ невозможно было бы отдать без ведома Путина. В 70-е годы тогдашний премьер-министр Израиля Гольда Меир (Golda Meir) уничтожила всех, кто участвовал в теракте, убившем израильских спортсменов на Мюнхенской Олимпиаде 1972 года. Но Путин после московского теракта пошел дальше - он уничтожает даже тех, кто не имел к этому никакого отношения.

Каждая подобная казнь создает гораздо больше террористов, чем убивает. Какими бы ни были намерения и цели России, она уже практически потеряла контроль над Ингушетией - единственной республикой, где власти согласились полностью выполнять приказ о расстреле людей из списка. Кто же посмеет перечить Великому Путину - бывшему сотруднику КГБ, отважному герою, радостно позирующему перед фотокамерами в кабине истребителя и с голым торсом на рыбалке?

На Западе люди читают, что Путин восстановил силу России и укрепил иерархию власти. Именно такой имидж России стараются распространить нанятые им пиар-агентства. Они твердят: в России, может быть, и нет демократии, но зато в России есть порядок.

Не верьте. Российские власти не контролируют свою страну - если только не ставить знак равенства между словами 'контролируют' и 'способны бросить в тюрьму любого бизнесмена и захватить его компанию'. Они просто думают, что сильны - и что для правителя главный показатель силы - это сумма денег, осевшая на его банковских счетах.

Юлия Латынина

Просмотров: 893 | Добавил: otan | Рейтинг: 0.0 |
Всего комментариев: 1
1  
That insight would have saved us a lot of efofrt early on.

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Календарь новостей
«  Июнь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Поиск по новостям

Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2006 Сделать бесплатный сайт с uCoz